Вкуснятина: рецепты, советы, интересное

“Знаете ли вы польскую кухню?”

На кухне в ресторане

1 декабря завершили электронную регистрацию для участия в иммиграционной лотерее. Десятки тысяч граждан Украины отправить свои анкеты. Если кому-то повезет, то в 2010 году он сможет легально выехать в Америку.

Хотя надежды далеки от реалий. И, невзирая на все трудности, которые ожидают за океаном, когда возникает вопрос – ехать или не ехать – украинцы пакуют чемоданы. Как можно устроиться в началах в США? Радио “Свобода” решило проверить, каким образом может дать себе совет человек в этих краях без родных, денег, помещения, не зная языки. Это знакомая ситуация для тысяч украинцев, которые попали на чужбину.

Много наших соотечественников, с которыми приходится общаться в Нью-Йорке, стали победителями иммиграционной лотереи. Никто из них даже не колебался, оставлять родину или нет. Ведь случился шанс. Большинство из них приехали в Америку с 50 долларами в бумажнике и долгом за билет, а еще оскорбленные и уставшие украинскими реалиями. Не наилучшее наследство для начала новой жизни во взлелеянной в мечтах Америке...

Когда украинцы выезжают в США благодаря “зеленой карте”, то прежде всего ищут знакомых, чтобы по крайней мере кто-то встретил на аэродроме и помог найти какой-то уголок для проживания. Большинство из них, по двое по ли трое, арендуют помещения. Аренда двухкомнатного жилья в районах, удаленных от дорогого Манхеттена, стоит от 700 до 900 долларов на месяц. Эту сумму, а также оплату за употребленную электроэнергию, газ разделяют на несколько лиц, которые проживают вместе. В среднем одно лицо платит 400-500 долларов в месяц за аренду жилья, чаще – небольшой комнаты.

Следующий шаг – поиск работы. Почти каждая украинка без знания английской начинает с уборки помещений. Час работы – семь-восемь долларов. Такую работу называют “ползанием”. Ведь на протяжении пяти часов под пристальным глазом хозяйки приходится на коленях вычищать дом. В женщинах на уборку нуждаются ежедневно. Однако каждая моя собеседница с ужасом вспоминала первые месяцы, а иногда полгода или год такого труда. Все же эту нудную и тяжелую работу стоит соединять с англоязычными курсами. Хотя для победителей лотереи они бесплатные, но лучше посещать эффективные платные занятия.

Немало вновь прибывших украинцев находят работу с помощью знакомых. Я избираю другой путь поиска: покупаю русско- и польскоязычные газеты. Собственно здесь, а не в украинских журналах, можно найти многочисленные объявления о работе. Понятно, необходимо знание польского, русского или английского. Владея последним, будучи трудолюбивой, старательной, скромной, можно найти хорошо оплачиваемую работу. Я не увидела ни одного объявления, где требовали бы обязательного знания украинской. В газетных объявлениях наталкиваюсь на несколько вакансий: уборка, уход за детьми или старыми больными людьми, лепка вареников и пельменей в российских ресторанах. Последнее сразу отбрасываю, оплата труда здесь невысокая и, как рассказали украинцы, в российских ресторанах недоплачивают.

Найти работу можно и через интернет. Опять же на русских и польскоязычных сайтах размещены многочисленные объявления о вакансиях. Здесь также реклама десятков агентств из трудоустройства. Однако оплату труда за первую неделю пересказывают на счет фирмы. Перспектива работать на кого-то на протяжении семи дней не очень привлекает. На третий день на польском сайте нахожу вакансию в польском ресторане. Звоню по телефону. Почему бы нет?

Как можно так много есть?..

“Имеете ли вы опыт работы на кухне?” – с таким вопросом польской встретил меня владелец ресторана. “Конечно”, – отвечаю, с мыслью: какая украинка не имеет опыта работы на собственной кухне. “Знаете ли вы польскую кухню?” “Да, флячки, журек, борщок, вареники, голонка, картофельные пляцки”. Попадаю в десятке, потому что, зайдя в ресторан на собеседование, успела заглянуть в меню и, в конечном итоге, хорошо знаю и люблю польскую кухню. “Умеете ли лепить вареники?” – спрашивают у меня. “Обычно”. “Попробуете поработать?” “Да”. Была именно обеденная пора...

На выдаче в небольшой кухне работало трое женщин. Одна милая посуда, друга готовила мясо и овощи на гриле, третья – другие кушанья, которые заказывали клиенты. В зале было лиц десять. Карточек для заказов – шесть. Смотрю и с ужасом вижу какие-то иероглифы. Первые буквы на польском и английском... И это должно было значить названия кушаний?.. А их в меню полсотни. Pl. Z. – что должно было значить пляцки картофельные. Fl. – флячки, Ms. – картофельное пюре. Прошу официанток писать более выразительно, хотя бы больше букв. Обещают. Golb. – понимаю, что это заказали голубцы. Обнаруживаю инициативу подать это простое кушанье. Ее, когда уже совсем плохо, готовят украинские хозяйки. Мне объясняют, что должен быть наибольшая тарелка. На нее клада зелень для декорации и, за указанием работниц, два голубца. Но они скользят по огромной тарелке, кто-то что-то ищет... “Почему не положила картофельное пюре и вареные овощи, морковь, горошек, соус?” – слышу вопрос. Все старательно, следовательно медленно, докладываю. За процессом, нервничая, наблюдает официантка, но улыбается. Выходит огромная порция тех простых голубцов. Как можно столько съесть?

12 часов работы на ногах

За время, пока я давала себе совет с голубцами, женщины выдали несколько заказов. Я уже прекратила читать карточки заказов, потому что это оказалось напрасным делом. Лишь машинально делала то, что мне говорили: жарила пляцки, варила вареники, подавала супы, а их с пять видов. Все кипит и шипит. Едва лишь украсила налистники, как с ужасом услышала, что этот заказ на “вынос”. Среди трех разного размера одноразовых коробок в конечном итоге выбираю нужную.

“Один вареник с капустой, три с мясом и два “русских”. Одна порция. Другая – два “русских”, два с мясом, два с капустой. Эти жареные. Приготовленные на третью порцию: три с капустой и три “русских”. Два яблочных соуса и одну сметану. Все подать вместе”. Как все это можно подать вместе?.. “Почему вареники “русские”? У россиян пельмени, а вареники с картофелем и сыром – украинское традиционное блюдо!” – пока возмущалась вслух о плагиате, перепутала все виды тех десятков вареников. На глаз рассортировала. Приготовила, зажарила, разложила на тарелки. Колокольчик. Официантка тут как тут, но со странным вопросом: “Где какие вареники?” О, кто выдумал столько тех вареников?..

Пирамиды грязной утвари, гул посудомоечной машины и вытяжки, нестерпимый шум холодильника, и еще какая-то гуральская музыка вторила из зала. Все это сливалось с польским, английским, с беготней на кухне, где никто не хотел понять, что я здесь в первый раз. В этот день ресторан посетило 150 клиентов. Работать завершила в полночь.

“Мэм, мэм”, – я едва расплющила глаза и вдруг увидела незнакомое лицо. Первое движение руки за сумкой, которая оказалась на месте. Работник метро просто интересовался, куда я еду. На часах была третьей ночи. Домой от места работы я должна была добираться 30 минут...

Галина Терещук, радио “Свобода”